100-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ МАЛЕНЬКОГО ГИГАНТА

Имя этого маленького человека мало что скажет обывателю, далекому от проблем международного права. Впрочем, «маленький» в данном случае означает лишь скромный рост – 154 см. В остальном же Бен (Берл) Ференц – последний из ныне живущих главных обвинителей на Нюрнбергских процессах – настоящий гигант. Выдающийся юрист и «крестный отец» Международного уголовного суда в Гааге отметил недавно 100-летний юбилей. Будучи в здравом уме и твердой памяти он выжимает десятикилограммовую гантель 25 раз одной рукой.

Его родители – бедные евреи из Трансильвании – туманно представляли себе будущее первенца. «Я был крошечным младенцем (…) думали, что не выживу, и нет смысла платить за обрезание, которое стоило одну курицу, — вспоминал Ференц в одном из интервью. – Поэтому они ждали 30 дней, прежде чем меня обрезали. Я называю это еврейским  оптимизмом».

Мальчика угораздило родиться в эпоху перемен — в 1920-м году Трансильвания, согласно Трианонскому договору, была отчуждена от Венгрии и передана Румынии. Через полгода родители с грудным Берлом на руках эмигрировали в США, опасаясь преследований венгерских евреев новыми властями.

Семья поселилась в одном из подвалов района, известного как «адская кухня» – наиболее криминогенного в тогдашнем Нью-Йорке. До шести лет Берл говорил только на идише, но плавильный котел сделал свое дело — способный юноша поступил в Городской колледж Нью-Йорка, где изучал профилактику преступности, а по результатам экзамена по уголовному праву выиграл стипендию на обучение в Гарварде.

В 1943-м его призвали в батальон ПВО, который готовился к высадке в Нормандии, а после боев в Европе приписали к штабу 3-й армии генерала Паттона. Здесь выпускник Гарвардской юридической школы вошел в группу по расследованию военных преступлений и был направлен в только что освобожденные концлагеря для сбора свидетельств. Бухенвальд, Маутхаузен, Дахау… везде практически одинаковые сцены: горы трупов, сложенные перед крематориями, и беспомощные живые скелеты, страдающие от диареи, дизентерии, тифа и туберкулеза, и молившие освободителей о помощи. «Мой разум не мог принять то, что увидели глаза, – писал юрист много лет спустя. – Я заглянул в ад».

<…> Молодой юрист мечтал побыстрее уехать, сдал все положенные отчеты и был рад, когда ему сообщили о демобилизации в конце 1945 года. Вернувшись в Нью-Йорк, он приступил было к частной практике, но …пути назад уже не было. По завершении международного трибунала в Нюрнберге, США решили привлечь к ответственности нацистских бонз среднего звена в рамках 12-ти так называемых малых Нюрнбергских процессов. Одним из них стал суд над командирами айнзацгрупп – на счету этих спецподразделений СС и СД были жизни одного миллиона евреев, а также десятков тысяч партизан, цыган и пациентов психиатрических клиник.     

Главным обвинителем военная прокуратура назначила 27-летнего начинающего адвоката Бена Ференца. Процесс открылся 29 сентября 1947 года во Дворце правосудия Нюрнберга — аккурат в шестую годовщину расстрела в Бабьем Яре, к которому ряд обвиняемых имел непосредственное отношение. Каждый из подсудимых имел право на двух адвокатов по выбору, жалование которым выплачивала оккупационная администрация (не считая особых пайков, выделяемых защитникам).  За месяц до суда адвокаты получили копии каждого документа, которые обвинение намеревалось использовать в качестве доказательств.

Солдат армии США, 1943

Искушение привлечь к делу свидетелей было велико – показания узников концлагерей произвели бы должный эффект на судей, но… прокурор сознательно избрал другую тактику. Ференц решил опираться лишь на официальные немецкие документы, убедительно подтверждающие вину каждого из 24-х подсудимых. Агентство AP назвало дело Einsatzgruppen крупнейшим процессом в истории по обвинению в убийстве, и это не было преувеличением. На скамье подсудимых сидели субъекты (в том числе шесть генералов СС), которым инкриминировалось убийство более миллиона человек, пытки и геноцид, военные преступления и преступления против человечества.

Разумеется, все адвокаты (большинство которых ранее состояли в НСДАП) от имени своих  клиентов отрицали выдвинутые обвинения. Оспаривалась даже  подлинность их собственных официальных отчетов. <…> Но они в полной мере изобличали палачей, выдававших себя за «солдат, выполнявших приказы». Например, один из командиров докладывал, что «в Минске 28 и 29 июля 1941 г. ликвидировано около 10 000 евреев, из которых 6500 составляли старики, женщины и дети…». Известен номер этого подразделения, имена его командиров и т.д. Прокуратура представила две сотни таких отчетов, документирующих более миллиона убийств, в основном, на территории СССР. <…>

Генерал СС д-р Отто Олендорф – отец пятерых детей, представительный мужчина с внешностью киногероя  – возглавлял Einsatzgroup D, уничтожившую 90 000 евреев в Украине и Бессарабии. На вопрос о том много ли детей было среди жертв, бывший экономист и университетский ученый ответил утвердительно. <…> Когда судьи поинтересовались, в чем смысл убийства детей, генерал терпеливо, как школьный учитель, объяснил, что, позволив еврейским детям вырасти, Германия получила бы новых врагов. Следовательно, убийство всех евреев было военной необходимостью. Что тут непонятного? <…>

8 апреля 1948 года суд собрался для вынесения окончательного вердикта. Еще два дня понадобилось, чтобы завершить чтение 175-страничного заключения. Каждый ответчик по очереди отвергал предъявленные обвинения, тем не менее, все фигуранты были осуждены, а четырнадцать из них приговорены к смертной казни через повешение. <…> Пока рассматривались апелляции, было провозглашено новое государство — Федеративная Республика Германия, отменившее смертную казнь.   

Вскоре многих из фигурантов 12-ти малых Нюрнбергских процесса, включая офицеров СС, врачей, проводивших медицинские эксперименты, промышленников, использовавших  рабский труд, амнистировали. Последние заключенные, отбывавшие срок за военные преступления в тюрьме №1 в Ландсберге, были освобождены 5 мая 1958 года.

Между тем 28-летний Бен был повышен в звании до гражданского эквивалента бригадного генерала. Поскольку в декабре 1945-го его демобилизовали как сержанта пехоты, это можно считать рекордом армейской карьеры. Кроме того, шутит Ференц, при росте 154 см он стал самым низкорослым «генералом» со времен Наполеона Бонапарта.

Оставшись в Германии, бывший прокурор занялся программой возмещения ущерба жертвам нацизма, принимая участие в разработке соглашения о репарациях между Израилем и Западной Германией, и первого немецкого закона о реституции, принятого в 1953 году. В 1956-м с женой и четырьмя детьми Бен, наконец, вернулся в США, где открыл частную юридическую практику. Однако Нюрнберг не отпускал его, ведь главный урок, вынесенный из этой истории, состоял не только в неотвратимости возмездия. Если мы не посвятим себя разработке эффективного мирового права, менталитет, сделавший возможным Холокост, может однажды уничтожить всю человеческую расу – так юрист формулирует свое кредо. Поэтому в разгар Вьетнамской войны он постепенно оставляет частную практику и начинает продвигать идею создания Международного уголовного суда, выпустив ряд книг, посвященных определению международной агрессии и преступлениям против человечности.

«Закон, а не война». Автор: Бен Ференц

<…> Будучи правоведом до мозга костей Ференц никогда не останавливался перед критикой собственной страны. Он <…> по-прежнему упрекает Вашингтон в нежелании без каких-либо оговорок присоединиться к МУС (на сегодняшний день Римский статут ратифицировало 121 государство, среди которых нет США, России, Китая, Индии и т.д.). Международное право для юриста свято, поэтому он предложил в 2006 году судить не только Саддама Хусейна, но и Джорджа Буша, поскольку война в Ираке была начата без санкции Совета Безопасности ООН.

Пять лет спустя, реагируя на ликвидацию Усамы бен Ладена, Ференц опубликовал в «Нью-Йорк таймс» заявление, где подчеркивал, что «незаконная казнь – даже предполагаемых массовых убийц – подрывает демократию». Как о нарушении национального и международного права отозвался он в начале этого года об убийстве иранского генерала Кассема Сулеймани. Многие сочтут это прекраснодушием, но таков он – Бен Ференц, посвятивший несколько десятилетий своей жизни строительству более гуманного мира, чем тот, с которым ему пришлось иметь дело в 1940-х.   <…> Мечтатель? Возможно. Но очень целеустремленный мечтатель, благодаря которому мир становится чуточку лучше. 

Михаил Гольд, LB.ua
С портала «Хадашот» (Печатный орган Ваада Украины)
Перепечатываем в сокращении

http://hadashot.kiev.ua/content/ya-zaglyanul-v-ad-posledniy-iz-nyurnbergskih-prokurorov-otmetil-100-letniy-yubiley?fbclid=IwAR3G8A41qP7KES0PkdKeuU79_6tJuqNHiSicZsYGnebHKSW3NlVW7X3eS2c

Последние записи…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *