ОНЛАЙН ВЕРСИЯ ГАЗЕТЫ ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЫ РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА

РАВ КАЛЕВ КРЕЛИН: «ТОРУ МНЕ ХОЧЕТСЯ ПРИМЕНЯТЬ

К ЖИВОМУ ЧЕЛОВЕКУ И К РЕАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ»

В Кишинёве с коротким визитом побывал гражданин США, эксперт по кашруту, бывший главный раввин Литвы Калев Крелин.

КОТЛЕТЫ С КЕФИРОМ

– Рав Калев, пока свежо в памяти, расскажите, пожалуйста, о вашей поездке в столицу Молдовы. 

– Мой старый знакомый и коллега Рав Шимшон Изаксон позвонил и спросил, могу ли я приехать с серией занятий на тему организации кошерного общепита. Дело в том, что последние несколько лет занимаюсь, среди прочих дел, сертификацией и работой с кошерными заводами, которые хотят сертификацию Израиля, Америки, Европы, а также с несколькими ресторанами, которые обслуживают две общины со схожей ситуацией, ибо там такие же маленькие общины, сложная база клиентов и ограниченное количество исходных кошерных материалов. 

Учитывая разный состав людей, которые работают в пищевом и кошерном бизнесе, а также в благотворительных проектах, связанных с питанием, я пытался описать все ходы, которые нужны для правильной организации дела. В Кишинёве, в процессе общения, мы нащупали именно местные отличия и провели работу в этой области. Мне показалось, что какие-то идеи удалось выстроить.

– Вы по рождению – коренной москвич. Есть воспоминания, которыми вы «лечитесь», когда становится невмоготу?

– Первые 18 лет своей жизни я провёл в Москве, с короткими туристическими выездами в  разные страны и города, в том числе и в Молдову, на пару месяцев. Конечно же, полным-полно приятных и позитивных впечатлений, друзей, общения от тогдашнего еврейского мира советской Москвы. Есть и грустные моменты, но в целом, мои воспоминания о том времени положительные.

Родителей со стороны мамы Нелли я не знал. А со стороны папы Юлия хорошо помню бабушку и дедушку, они изначально из Беларуси (местечка Климовичи). Они из того времени, когда евреи ломали свои обычаи и выходили за пределы этих «стен». Дедушка состоял в молодёжных сионистских организациях, которые сбрасывали с себя «тёмное прошлое». Переехали в Москву в молодости, и уже мой папа родился там. Почти все братья дедушки из этой многодетной семьи перебрались в Москву. Бабушка была журналистом и юристом. Её ещё в 1920-х гг. выгнали из компартии за «интеллигентский образ мышления». 

Что осталось от обычаев? Я помню идиш, какие-то национальные блюда, иронию в сторону иудаизма и традиций. Ирония передалась потом моему отцу, она же и привела меня к соблюдению этих традиций. Когда мне было лет 10, я ужинал котлетами, запивая кефиром. («Грехи мои я вспоминаю сегодня», Берешит 41:9). А папа, проходя мимо, сказал: «Правоверные евреи не едят мясо с молоком». Эта фраза задела, я стал изучать вопрос, что в итоге привело меня в синагогу. 

СБЛИЖЕНИЕ С ТОРОЙ ПО ВЕЛЕНИЮ ДУШИ

– Получается, через хлеб насущный пришли к пище духовной. Не этим ли было вызвано ваше желание поступить в религиозное учебное заведение в Израиле?

– Да, поиск странного существа под названием «правоверный еврей» привёл меня постепенно в синагогу и в тогдашнюю подпольную, можно сказать, религиозную общину Москвы. Учась в Институте стали и сплавов на кафедре теоретической физики, я уже соблюдал Субботу. В Израиле было логичное продолжение начатого процесса: учился в разных иешивах, служил в армии, совмещал учёбу в иешиве с получением второй степени по археологии (первую степень по физике получил в Москве). Это осуществлялось не из протеста, назло, скажем, Леониду Брежневу…не хочется существовать назло кому-то, надо стараться жить для себя и близких. Моё сближение с Торой было именно велением души, поэтому оно и продолжилось с приездом в Израиль. 

– Всегда ломал голову над вопросом: что мотивирует молодых людей корпеть над священными текстами и заучивать их?

– Наизусть сейчас мало кто учит на самом деле, хотя раньше это было принято (книг не хватало). Изучение Талмуда является некоей работой ума, чтобы научиться анализировать любой вопрос с совершенно разных и неожиданных углов. Также это попытка научиться думать как Творец. Люди смотрят на вещи с одной точки зрения, а Вс-вышний одновременно с разных, поскольку находится везде. Так что начинаешь замечать, что получаешь удовольствие от процесса изучения. Это даже опасно, потому что выходит, что мы развиваем в себе не желание следовать заповедям Творца, а удовольствие от поиска решений, что является редчайшим наслаждением мыслящего человека. В истории бывало, что люди настолько увлекались процессом, что забывали о цели. Мы должны помнить, что учёба должна не только развивать интеллект, но и создавать из нас качественных людей в плане соблюдения заповедей, в отношениях с людьми и с самим Творцом.

Как-то мой папа, будучи врачом, был членом комиссии по приёму в Мединститут. Однажды, какой-то молодой человек на собеседовании заявил: «Мне интересно ставить диагнозы, искать ответ, что болит». И в комиссии засомневались, можно ли такого брать в медики, ведь он не сказал, что хочет спасать жизни. Отец возразил: «Жаль, что люди считают это плохой мотивацией. Ведь врач должен смотреть на человека в момент, когда он лечит, как автомеханик смотрит на машину: «Где же здесь дефект?» Нет цели спасти мировой автопром, а только найти проблему». 

Когда я нахожу решение проблемы в Торе, мне хочется применить это знание к живому человеку и к реальной ситуации. Например, когда я иду на предприятие с целью проверить его продукцию на кошерность, то заводится сложнейший механизм: разные добавки и места, из которых поступают ингредиенты, способы нагрева пищи. Ты ищешь ответ на вопрос, при каких условиях завод может быть кошерным? Важен продукт, который люди будут есть. Мне нельзя ошибиться. 

ЕВРЕЕВ УБИВАЛИ И ГРАБИЛИ В ПРИБАЛТИКЕ ВСЕ: ОТ ДЕРЕВЕНСКИХ АЛКОГОЛИКОВ ДО ЧЛЕНОВ ПРАВИТЕЛЬСТВА 

– Вы работали в Дании, Германии, США. Чем было вызвано ваше назначение на исторически сложный участок – в Прибалтику, конкретно, в Латвию, а позже и в Литву, где вы стали главным раввином? 

– Я работал в США, был раввином синагоги; плюс у меня был свой бизнес по разработке программ обучения программированию для школ. Но моей внутренней сути было скучно в Америке. И это хороший вариант, когда община приглашает раввина, а не раввин приезжает и создаёт общину. В Риге была интересная задача: местные сами хотели создать общину, не ожидая, пока кто-то из-за границы приедет и поможет это сделать. В отличие от Литвы, где религиозной общины нет до сих пор, а просто приглашаются раввины: «Делайте для нас хоть что-то». Данная схема не очень работает. 

Продолжаю ездить в Литву к этим людям, учиться и работать с ними. Они сами ищут на это ресурсы. А так называемая «община» с деньгами продолжает существовать пустым местом и нанимать за деньги 10 человек, чтобы те ходили на молитву. 

– С одной стороны, мы читаем, что Совет раввинов Европы в лице своего президента Пинхаса Гольдшмидта призывает парламент Литвы отказаться от рассмотрения закона, который освобождает литовский народ от ответственности за массовое истребление евреев в годы Второй мировой, с другой стороны, из СМИ узнаем, что в Вильнюсе закрылись синагога и офис общины из-за угроз. Эти события как-то связаны? 

– Я не знаю, что там было с офисом общины, открыт он или закрыт, ибо там люди работают сами для себя. А что касается синагоги, то её никто не закрывал. Просто такой сделан пиар-ход, чтобы вызвать интерес международной прессы к личности председателя общины, который использует реальную и мнимую опасность антисемитизма для повышения интереса к себе. Синагога продолжала работать, если можно назвать таковой ситуацию, когда 10 человек приходят за зарплату, молятся и уходят.

Считаю, что антисемитизм в Литве связан не с работой синагоги, а с тем, что часть евреев готовы за литовские деньги признать, что литовцы не принимали участие в уничтожении еврейского населения в период Второй мировой войны. Мол, это была парочка коллаборационистов, а не почти весь срез литовского населения. Многие не готовы принять данный факт, и рождается очень нездоровая разница во мнениях, но это не влияет на возможность еврею ходить по улице, что осуществляется без проблем. Настоящая проблема глубже: евреев убивали и грабили все в этой стране: от деревенских алкоголиков до больших офицеров и членов правительства. Так было и в Латвии, и в Эстонии. Насколько мне известно, в Латвии немцы были в таком «восторге» от работы латышей, что привозили евреев из других стран (Венгрии, Австрии, Чехии и др.), чтобы там их эффективнее уничтожали.

Правда, насколько я знаю со слов людей, в Литве это явление было больше бытовым: убьём евреев и заберём вещи. А в Латвии на уровне звериной ненависти, а не звериной жадности.

НЕПРИЛИЧНО И ОТВРАТИТЕЛЬНО СТРОИТЬ УВЕСЕЛИТЕЛЬНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ НА КЛАДБИЩЕ

– Давно дружите с Равом Шимшоном Изаксоном, бывшим главным раввином Вильнюса, ныне раввином Еврейской Общины Республики Молдова?

– Познакомились, когда он первый раз приехал в гости в Ригу с семьёй. Потом, когда мы вместе работали, нам обоим на обдумывание предложили должность главного раввина в Вильнюсе. Я сказал, что не могу занять эту должность на полную ставку, потому что у меня есть обязательства по отношению к Риге. Вызвался просто помочь раву Шимшону, ездили не только в Вильнюс, но и в Клайпеду, Каунас, где теплится еврейская жизнь. Мы с ним работали и поддерживали друг друга достаточно скоординировано, в здоровой команде. Однако он жил там и ему было гораздо сложнее, но он сумел за короткий срок выстроить хорошие отношения с молодёжью, множество людей начали приходить на уроки и Шаббаты. Но условия были невозможные, ибо председатель общины и его единомышленники не видели ценности в происходящем. В таком тандеме работать было невозможно.

Ещё одна проблема в том, что Литва заинтересована вести строительство на территории бывшего еврейского кладбища. Во времена СССР там построили огромный спортивный центр, сейчас планируется его реконструировать. Это неприемлемо, но еврейская община «закрывает глаза», будто нет ничего страшного. С нашей точки зрения, это не только вопрос того, находятся ли там могилы или будут повреждены те, которые всё ещё остались пока неповреждёнными, это неприлично и отвратительно строить подобное заведение на кладбище, и страна, которая кричит о советской оккупации, не должна делать подобные вещи.

– Что думаете о причинах поднимающейся волны антисемитизма в Европе? 

– С одной стороны, существует дикий страх европейцев перед «полчищами» мусульман, которые «наступают». Европа боится, что не найдёт в себе моральных сил противостоять этому и пытается научиться с этим жить. А иудаизм и ислам находятся в конфликте, так сложилось политически. 

ОДНО ИЗ ОСНОВНЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КАЧЕСТВ – БЛАГОДАРНОСТЬ

– Как-то по поводу исторического антисемитизма в Польше возник скандал. Между тем, во все времена были «люди» и «нелюди». В той же Польше, где с особой силой лютовал Холокост с его гетто и лагерями смерти, встречались и подвижники духа. К примеру, врач Лазовский, вместе с коллегой, спасли 8000 евреев, сымитировав эпидемию тифа в городе Розвадов, и немцы туда побоялись войти. Акушерка Лещинская, заключённая концлагеря Освенцим (символа Холокоста), приняла роды более чем у 3000 рожениц и, несмотря на угрозу смерти, отказалась убивать новорождённых. Она придумала, как помочь матерям в будущем отыскивать своих детей – проставляла малышам подобие татуировки, по которой можно было узнать ребёнка.
В связи с этим, не кажется ли вам, что, вспоминая трагические страницы Холокоста, не нужно забывать и героические моменты? Снимать об этом фильмы вроде российского «Собибора», в котором кадровый советский офицер-еврей возглавил единственное успешное восстание заключённых концлагеря? Потому что психика не выдерживает, если говорить только о крови, страданиях и слезах.

– Надо говорить честно: всё, что совершается, имеет под собой цель. К сожалению, немалая часть муссирования темы крови и слёз происходит не потому, что горько, а для достижения политических и финансовых целей. Мы очень хорошо знаем, что иногда евреи злоупотребляют словом «Холокост», точно так же есть люди, утверждающие: «А, ничего не было, евреи преувеличили». Мы не можем позволить подобное. 

Существует третий и основной аспект, когда нужно руководствоваться не желанием нагнать позитив или негатив, а руководствоваться одним из основных человеческих качеств: благодарность. 

Опыт и проблемы были настолько великими и ужасными, что должны использоваться в правильных пропорциях с обеих сторон. Перекосы и нагнетания, получение выгоды здесь недопустимы.

Олег Дашевский