ОНЛАЙН ВЕРСИЯ ГАЗЕТЫ ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЫ РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА

…Каждый год  день 9 мая становится для меня всё более горьким. Я попытаюсь объяснить, почему. Для меня этот  день означает Шанс, полученный моим еврейским народом на жизнь. Без победы над нацистской Германией этого шанса у нас бы не было. Думаю, в этом никто не сомневается. Для славянских народов это был Шанс не последовать  уготованному им нацистской Германией плану стать рабами на землях бюргеров от Германии до Урала и далее.

Ни о каких свободных, освобожденных от коммунистов республиках и их самостоятельности речь не шла… А кто надеялся на это – смотрите пример с Украиной.   Не ее самостоятельность и независимость нужны были рейху, а ее плодородные земли. Славян использовали бы, дав им минимальное образование и, по сути, закрепостив. Таков был план. А немцы аккуратны в  исполнении планов.

Для меня этот день всегда был связан с радостью и болью, с памятью и благодарностью тем, кто дал мне этот шанс родиться. Многие мамины родные – женщины, дети и старики – погибли на территории Украины и Белоруссии от рук местного населения. Они не верили советской пропаганде, не эвакуировались, пока могли… Часть мужчин была репрессирована, часть призвана.

Некоторые папины родные были депортированы в 1940 г. из Бессарабии и только благодаря этому уцелели. Точнее – депортирована была женская часть семьи, часть мужской – арестована. Часть семьи была на фронте. И даже моя мама, тогда девочка 11 лет, застрявшая у сестры на каникулах,  провела 2 года в поездах, идущих от фронта в тыл с ранеными, там работала врачом ее мобилизованная старшая сестра.

Я прочла много книг о войне – документальных, художественных, воспоминаний.  Мне очень интересно было попытаться понять, каким образом немецкий народ, народ философов, поэтов и музыкантов, смог выбрать Гитлера демократическим путем и построить газовые камеры и  печи Освенцима, Бухенвальда, Майданека… нет, я этого не поняла.

Я слышу разные точки зрения. Я люблю тех писателей, кто посмел говорить правду о войне, а не красивые слова, и это для меня был, прежде всего, Василь Быков. И так горько, горше любых слов с любых сторон знать, что этот человек уехал жить в 90-е в Германию и там умер.

Понимание войны настоящей началось и со стихов, не пафосных, горьких и страшных… Например, вот с этого стихотворения Иона Дегена, жестокого до невозможности и до такой же степени  честного:

Мой товарищ, в смертельной агонии Не зови понапрасну друзей. 
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам ещё наступать предстоит.
(Декабрь 1944 г.)

И каждый год с двух сторон начинается наступление на этот День горькой памяти и благодарности. Наиболее наглядно это видно в соцсетях, где каждая из сторон хочет прокричать своё. Причем наступление ведется с двух сторон: с одной – пошлейшее использование военной тематики, девки на каблуках в гимнастерках, расстегнутых на груди до пупа, накрашенные до… братва в том же самом, кто-то еще ухитряется и портреты кровавого тирана выставить…

С другой стороны идет наступление такого типа: а что праздновать? Нечего!

И вот в этом окружении всё меньше места остается нам, тем, кто видит разные стороны – и весь ужас, и ложь, и тот страшный выбор, который был у тех же персонажей книг Быкова, и то полное отсутствие выбора, которого не было у евреев и цыган.  Мы всё видим и не обольщаемся насчет тирании. Но все меньше места остается для тех, кто понимает, что чувство человеческой благодарности, такое редкое, нужно, прежде всего, нам самим, для наших душ, потому что не дает нам скатиться в свинство беспамятства, а значит – повторения.

Я никогда не забуду той огромной группы людей 9 мая 1970 года, когда мы, школьницы, приехали в центр города вечером посмотреть салют.

Я никогда до и после не видела такого счастья и братства незнакомых людей, такой радости – выжили, и такого горя – они знали, какой ценой это было, они столько потеряли. Плакали мужчины и женщины, обнимались.  И это не были пьяные слезы. Люди были опьянены не алкоголем, а счастьем.

Никакими властями не могла быть такая искренность и такое состояние санкционированы. И я это сразу тогда поняла – это шло от людей, поэтому и не могу забыть через столько лет.

Я поздравляю всех, кто просто хранит в душе эту память, кто благодарен и своим родным, и тем незнакомым мальчикам и девочкам, полившим своей кровью всю Европу, но давшим нам Шанс на жизнь.

И если бы я пила, то всегда в этот день ставила бы стакан с водкой и кусочком хлеба сверху – за того, кто не вернулся. Но я не пью. Я просто помню и стараюсь не дать заглушить голос памяти никакой из вышеназванных сторон. Пошли вы все на фиг! Для меня это праздник, в котором знание, боль и радость слиты воедино. И у меня его никто не отнимет. Праздник шанса на жизнь.

Жанна Сундеева

ДВА СЛОВА ОБ АВТОРЕ. Жанна Сундеева (девичья фамилия Рапопорт) закончила в Кишиневе СШ№9 и филфак госуниверситета. Вместе с мужем (поэтом Николаем Сундеевым) с 1994 года выпускает в Сан-Франциско еженедельник «Кстати» www.kstati.net.               

…Когда в декабре 2009 года прихожане церкви Св.Матроны (антисемиты-маргиналы во главе с протоиереем А.Чибриком) «демонтировали» нашу Ханукию в центре Кишинева, Жанна Сундеева выступила в СМИ с гневным протестом. И пока молдавские власти колебались в оценке этого факта, американская землячка «припечатала» их от души. Не раз доставалось от неё и родному президенту США – тогда это был Барак Хуссейн Обама…