ОНЛАЙН ВЕРСИЯ ГАЗЕТЫ ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЫ РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА

«СТРАШНАЯ» ТАЙНА МИРРЫ ЖЕЛЕЗНОВОЙ

С конца 80-х в СССР стало можно говорить и писать о многом, в том числе и о… количестве евреев – героев войны! (Не остался в стороне и «Наш голос».) Но далеко не все знают чего это стоило тем, кто рискнул в победном сорок пятом попытаться подсчитать наших соплеменников, удостоенных «Золотой Звезды» и рассказать об этом. В нынешнем году –  75 лет со дня первой публикации и семьдесят казни её автора. Из многих материалов на эту тему, размещённых в СМИ, мы выбрали текст, подготовленный нашим израильским земляком-идишистом Зиси Вейцманом (Беер-Шева) и опубликованном на портале «Мы здесь».

Передо мной полный перечень Героев Советского Союза, опубликованный к 50-летию победы над фашизмом в 1995 году в киевской газете «Еврейские вести». Конечно, если поискать, то публикации на эту тему можно найти в интернете, но мне, человеку с укоренившимися привычками, больше по душе бумажный вариант.

Итак, в списке значатся 157 имен, в том числе три героя, которым это звание было присвоено дважды – Якову Смушкевичу, Давиду Драгунскому, Борису Волынову. Как известно, первый из них, генерал-лейтенант авиации, был арестован в июне 1941 года и после пыток и истязаний расстрелян в Куйбышеве в октябре того же года, Волынов – летчик-космонавт, которого, по его собственным воспоминаниям, девять лет не выпускали в космос по причине еврейского происхождения матери. Разумеется, боевой генерал, танкист Драгунский, доживший до глубокой старости и скончавшийся в 1992-м, находясь на посту бессменного председателя пресловутого Антисионистского комитета советской общественности (АКСО), тоже был в том первом списке евреев – Героев Советского Союза, опубликованном в середине 1945 года в газете «Эйникайт»* («Единение»), рупоре Еврейского Антифашистского комитета (ЕАК).

Публикация того списка из 135 евреев, награжденных Золотой Звездой Героя, стала «громом средь ясного неба»: ведь двумя годами раньше, в январе 43-го, в журнале «Большевик» была опубликована статья председателя президиума Верховного Совета РСФСР А. Е. Бадаева, в которой автор приводит сталинский лозунг, что «дружба народов СССР – большое и серьезное завоевание» и, как бы в подтверждение лозунга пишет, что за полтора года войны за мужество и отвагу награждены представители многих народов страны. После длинного перечисления (по алфавиту!) национальностей, от абхазов до якутов, последними значатся… евреи, хотя уже тогда они были на четвертом месте по этим показателям, не говоря уже об алфавитном порядке.

23 ноября 1950 года в сталинских застенках была казнена журналист и литературный критик Мирра Железнова. За какую такую «измену Родине» ее арестовали. И в чем же была вина этой женщины?  Какую «великую тайну» выдала она врагам?

Мирра Соломоновна Железнова (Мириам Айзенштадт, в девичестве – Казаринская) родилась в 1909 году в Киеве. В 1932 году окончила Ленинградский государственный историко-лингвистический институт, который через год был переименован в ЛИФЛИ (добавили философский факультет). С 1934 года жила в Москве, в предвоенные годы была корреспондентом «Литературной газеты», сотрудником «Комсомольской правды». Работала в аппарате Еврейского Антифашистского комитета, куда ее, уже известную журналистку, обозревателя газеты «Эйникайт», летом 42-го привел сам Илья Эренбург.

Ее публикации в этой газете были одними из лучших и передавались по каналам Совинформбюро в страны антигитлеровской коалиции. Железнова была одной из первых, кто, как Илья Эренбург и Василий Гроссман, собирал материалы о жертвах Катастрофы, часть из которых была опубликована в «Черной книге», она готовила свою книгу документальной прозы о мужестве и отваге евреев.

Повторим: именно Мирра Железнова в середине 45-го в газете «Эйникайт» первой опубликовала список евреев – Героев Советского Союза. Оказалось, что к концу войны этого звания удостоились 135** наших соплеменников! Это был невероятно высокий процент для полумиллиона  евреев – солдат и офицеров, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны. Списки из «Эйникайт» перепечатала европейская и американская пресса. Резонанс от этих данных был велик, потому что в корне менялось представление о евреях как воинах. Получалось, что вслед за великим русским народом шёл маленький, пусть истерзанный, но гордый  и совсем «не алфавитный» народ-герой.

Простить журналистке, благодаря которой мир узнал число советских евреев-героев, ни Сталин, ни его приспешники-сатрапы не смогли и затаились до поры. В 1946 году из Нью-Йорка в Советский Союз приехал еврейский публицист и общественный деятель Бенцион Гольдберг, который во время поездки Соломона Михоэлса и Ицика Фефера в США всячески им содействовал в оказании материальной помощи Красной Армии ради победы над нацистами. В рамках общения заокеанского гостя с руководителями и членами ЕАК Мирра Железнова имела с ним несколько интересных встреч и бесед, которые и явились официальным поводом для ее ареста 4 апреля 1950 года в ходе расследования «дела ЕАК», который 20 ноября 1948 года был распущен и закрыт «как центр антисоветской пропаганды».

Началась ликвидация того, что осталось от еврейской культуры, и как апофеоз – инспирированный судебный процесс (всего по этому делу было репрессировано 110 человек). 12 августа 1952 года тринадцать подсудимых, в числе которых были такие корифеи еврейской литературы, как Лейб Квитко, Перец  Маркиш, Давид Бергельсон, Давид Гофштейн, – были казнены. Их страшно пытали, пытаясь выбить признания в своих «злодеяниях» и по приговору суда расстреляли.

С Миррой Железновой решили рассчитаться раньше – на единственном допросе 20 мая 1950 года публикация числа 135 стала одним из главных предъявленных ей обвинений. 229 дней провела она в камерах Лубянки и Лефортова, вплоть до вечера 23 ноября 1950 года, когда истерзанной Мирре в расстрельном подвале зачитали приговор: «За шпионаж и враждебную националистическую деятельность – к высшей мере».

Кстати, все данные, составляющие «страшную государственную тайну»  – о героически сражавшихся людях – она получила в наградном отделе ГлавПура  (Главного политического управлении армии и флота) на основании документов, оформленных и завизированных в управлении кадров, по официальному запросу Соломона Михоэлса и по разрешению начальника управления кадров генерал-полковника А.Щербакова***.

Леопольд Айзенштадт (Железнов), муж Мирры, военный корреспондент, уволенный со всех постов «за потерю бдительности», сумел таки летом 1950 года добиться проведения экспертизы и доказать, что все списки Героев получены Миррой Железновой вполне официально**. Но ей это не помогло, поскольку простить журналистке, опубликовавшей на весь мир число выявленных евреев, награжденных Золотой Звездой Героя, которое не вписывалось в сталинскую национальную концепцию, власть не смогла. Реабилитировали Мирру Железнову лишь после смерти «вождя народов» 28 декабря 1955 года.

К столетию со дня рождения Мирры Железновой в московском издательстве Academia вышла книга ее дочери Надежды Железновой-Бергельсон, литературного критика, «Мою маму убили в середине XX века» – о страшной трагедии, обрушившейся на семью автора в послевоенные годы.

*Получив законным путём официальные данные, Мирьям Айзенштадт опубликовала в «Эйникайт» в июле 1945-го года рассказ о евреях-героях войны. Это сообщение в газете на идиш, издававшейся мизерным тиражом, осталось неизвестным даже многим евреям, не говоря уже обо всём остальном населении СССР. Но его перепечатали в газетах Америки и Европы. Эти публикации опровергали распространившийся по просторам Советского Союза злобный антисемитский навет. Но то, что публиковалось на Западе, было недоступным для подданных Советской империи.

**На самом деле евреев-Героев Советского Союза было не 135, а намного больше. Некоторые евреи значились в списках награждённых как лица других национальностей. Вот только один пример: командир десанта на «Малой земле» Герой Советского Союза Цезарь Львович Куников назван в этих списках русским. Нередко воинам-евреям просто не давали боевых наград за их подвиги, хотя за такие же подвиги награждали воинов других национальностей. Системой пропаганды в то время заведовал секретарь ЦК ВКП(б) А. С. Щербаков. Он разослал по фронтам директиву: «Награждать представителей всех национальностей, но евреев – ограниченно». По всему Союзу гремела слава Героя Советского Союза Александра Матросова. Но за год до подвига Матросова бросился грудью на амбразуру вражеского ДЗОТа рядовой Абрам Левин. Ни его, ни ещё трёх евреев, совершивших такой подвиг, звания Героя не удостоили. Всем известен подвиг Виктора Талалихина. Он совершил воздушный таран и стал Героем Советского Союза, но четырёх лётчиков-евреев, совершивших воздушный таран, звания Героя не удостоили. 14 лётчиков-евреев совершили такой же подвиг, как и Николай Гастелло, но звание Героя присвоили только двум из них.

***Начальников наградных отделов Главного политуправления и Главного управления кадров Советской Армии, ответивших на запрос ЕАК с разрешения своего начальства, полковников Иночкина и Токаря тоже судили «за разглашение государственной тайны» и приговорили к 25-ти годам лагерей строгого режима.