ОНЛАЙН ВЕРСИЯ ГАЗЕТЫ ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЫ РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА

Путешествую по семейным архивам. Перелистываю страницы, перекладываю пожелтевшие фотографии и вдруг отчетливо понимаю, что это не дни и годы, это эпохи сменяются у меня на глазах.

Пасмурный летний день. Улица в провинциальном городе. Сороковые военные годы.  Солдаты в полевой форме. Юная девушка стремительной легкой походкой шагает по разбитому тротуару. Под мышкой маленький портфельчик. Взгляд не по возрасту серьезен. Куда она спешит? О чем задумалась? В какой важный жизненный момент отразилась она в объективе неизвестного фотографа? Что осталось за кадром черно-белого снимка шесть на девять сантиметров. На снимке моя мама – Анна Красюк. Сколько ей здесь? Семнадцать? Восемнадцать? А сколько прожитого уже за спиной.

Беззаботное детство в тихом бессарабском местечке Згурица: пять синагог, мельница, еврейская школа и земская больница, в которой от всех недугов исцеляли доктор Хаим (Ефим) Красюк и доктор Астра Красюк.

Лето сорокового года. Власть стремительно меняется, румынские жандармы торопливо покидают городок, торжественным маршем входят части Красной Армии. Закрылась французская женская школа с пансионом в Яссах, где училась Аня. Пришлось возвращаться в Згурицу и продолжать учебу в сельской школе. Казалось, жизнь стала налаживаться. Новая власть больницу не обижала и даже помогла отремонтировать здание. Так прошло чуть меньше года.

Громом грянуло 22 июня 41 года.  Раздумывать было некогда. Наскоро погрузили в бричку нехитрые пожитки и двинулись на восток. Ехали ночами, проселочными дорогами. Днем фашисты бомбили дороги. Наконец добрались до крупной железнодорожной станции, лошадей пришлось оставить и искать дальнейший маршрут по железной дороге. Шесть недель пересаживаясь с эшелона на эшелон, двигалась семья Красюк по направлению на восток, не зная куда они должны прибыть. На станции Куйбышев отстали от поезда-стояли в очереди за бесплатным супом, догнали эшелон на следующей станции Кинель. Среди документов тех лет протертый до дыр документ: «Посадочный Талон Эвакопункта станции Смоленск» датированный 4 июля 1941г.

На одной станции поезд остановился. Объявили, что дальше состав не пойдет. Так семья оказалась на станции Абдулино в Оренбургской области. Врачи специалисты были нарасхват, и уже 18 августа 1941 Красюк Ефим Моисеевич был назначен зав. Венпунктом. Как гласит выписка из приказа № 79 «с правом распоряжения кредитами». Красюк Астра Львовна была назначена врачом хирургом.  Вскоре Аня пошла в седьмой класс железнодорожной школы №35 и, как видно из характеристики и школьных ведомостей, училась усердно, за что была награждена почетной грамотой.

И тут новая беда. Однажды, вернувшись со школьного вечера, Аня застала дома страшный беспорядок. «Твоих родителей забрали, был обыск», – сообщила заплаканная соседка. На следующее утро, захватив с собой самое необходимое, Аня была у забора НКВД. Через щелку в заборе увидела во дворе большую группу людей. Ей показалось, что среди них была мама…, а может быть это только показалось…  Потянулись долгие дни, недели, месяцы ожиданий. Все обрушилось на Анины плечи. Она писала письма, нанимала адвокатов, носила передачи. И свершилось почти невероятное по тем временам – адская машина со страшным скрежетом остановилась, и через год родителей освободили. На память об этом остались два невзрачных клочка бумаги: «Освобожден», «Освобождена». И треугольная печать «Абдулинская тюрьма НКВД».

Много еще событий и крутых поворотов в жизни скрывают семейные архивы. В отдельной папке документы новой истории-мамины и отца врачебные дипломы, дипломы кандидатов наук, доцентов. Но это уже маршруты других путешествий в историю.

Леонид Фаин (Паин). Ор Акива. Израиль
По материалам http://jewishmemory.md