ПАМЯТИ МАЙИ ФЕЛЬДМАН

Только что мы вспоминали скорбную дату – 22 июня 1941 года, когда жизнь миллионов поделилась на «до» и «после» войны. С тех пор прошло уже 79 лет. Живых свидетелей этой самой кровавой трагедии в истории человечества остается всё меньше. И совсем недавно, незадолго до очередной годовщины, ушла из жизни Майя Ильинична Фельдман, бывшая узница Рыбницкого гетто и лагеря смерти в Гвоздавке под Одессой. Ей посчастливилось выжить, несмотря на все ужасы фашистской оккупации. И детская память (к началу войны Майе было 13 лет) сохранила подробности перенесенных страданий.

В 1990 году Майя Фельдман принимала участие в работе учрежденного знаменитым режиссером Стивеном Спилбергом Фонда исторических видеодокументов о переживших Холокост в странах бывшего Советского Союза. За активную деятельность Майя Ильинична получила Благодарственное письмо и грамоту за подписью этого известного режиссера. В последние годы она занималась общественной работой в  республиканской Ассоциации бывших узников гетто и нацистских концлагерей в качестве руководителя регионального бюро Организации по претензиям жертв Холокоста к Германии.

Уже в наши дни Майя Ильинична не раз делилась с разными средствами массовой информации воспоминаниями о пережитом.  Уходят очевидцы, но они завещают нам свою память – для того, чтобы трагедия больше никогда не повторилась. И мы приводим здесь отрывки из рассказанного Майей Фельдман о том, что забывать нельзя. 

Перед войной большая семья Фельдман переехала из Рыбницы в Кишинев, но, когда начались бомбежки, решено было эвакуироваться. Собирались к родственникам на Украину, в Вознесенск, но дорога оказалась перерезана немецкими танками. Тогда повернули обратно и двинулись в сторону Рыбницы, где остались бабушка и дедушка Майи, родители мамы. По пути семья оказалась разлучена, девочка осталась с тетей, а ее мама, папа и маленькая сестренка семи месяцев от роду, а также родители главы семьи, как позже выяснилось, были расстреляны. Это случилось в Дубоссарах, всех похоронили в одной из братских могил. И каждый год в годовщину трагедии Майя Ильинична приезжала туда на траурный митинг на Мемориале жертвам фашизма.     

В Рыбницком гетто условия были ужасные. Гетто находилось в нижней части города, которая особенно пострадала от наводнения. Маленькие глинобитные домики были буквально набиты людьми – сюда согнали около 2000 человек. В каждой комнате ютились по несколько семей. Зимой стоял холод, топлива не было. В домах полноправными хозяевами чувствовали себя крысы.

Подростки, в их числе и Майя, работали на огороде жандармерии. Расстояние в три километра до него приходилось преодолевать пешком. Охранявшие их румынские жандармы нещадно били за малейшую провинность. Срывать на огороде ничего не разрешалось, еды тоже не давали. Питались похлебкой из кукурузной муки, ее варили из мамалыги, которую воровали у лошадей. Чайной заваркой служила сахарная свекла (опять же, ворованная) испеченная в печке и запаренная кипятком. Не умереть с голода удавалось только потому, что иногда получалось выменять у местного населения хлеб на немногие оставшиеся у узников вещи. О санитарии и гигиене говорить не приходилось, обитателей гетто буквально косили тиф, дизентерия, дистрофия. Лекарств, разумеется, не было. Умерших хоронили в братских могилах. За пределы гетто разрешалось выходить только с 11 до 13 часов и только на базар. Нарушителей расстреливали.  

Одним из запомнившихся событий того времени было строительство парка имени Антонеску (он в Рыбницу тоже приезжал, но узники его не видели – им запретили выходить из квартир и велели закрыть все окна и ставни).  Обитателей гетто заставляли разбивать мраморные надгробья с еврейского кладбища и этими обломками мостить аллеи.

Осенью 1941 года 500 детей и стариков (в их число попала и Майя) из гетто отправили в концлагерь Гвоздавка в Одесской области. Неблизкий путь преодолели не все. Кто не мог идти – того расстреливали прямо на месте, и тела бросали, не предав земле. Спать приходилось на голой земле, а уже начались морозы. Чудом девочке удалось сбежать из лагеря и вернуться в Рыбницу. Но теперь она не числилась в списках обитателей гетто и, значит, подлежала расстрелу. Нашлись добрые люди, которые помогли избежать смерти. Соседка прятала у себя в доме и делилась последним куском мамалыги, а местный примар сумел включить Майю в список узников гетто.

Советская Армия освободила Рыбницу 30 марта 1944 года. Накануне этого румыны и немцы особенно зверствовали. Они взорвали мост через Днестр, железную дорогу и тюрьму, где погибли около 300 евреев, чудом выжили только десять человек.

После войны Майя Фельдман окончила школу-семилетку, а затем бухгалтерско-экономический факультет экономического техникума. Много лет отдала она работе в проектном институте. А когда в жизнь стала входить вычислительная техника, Майя Ильинична освоила профессию оператора вычислительных машин.

Несмотря на все тяжелые испытания, выпавшие на ее долю с самого детства, Майя Фельдман была и в преклонные годы человеком, сохранившим живой интерес ко всему, что происходило вокруг. До войны она училась музыке, и, хотя продолжить образование в этой области не смогла, часто посещала концерты и театральные спектакли. 

Все, кто был знаком с этой замечательной женщиной, надолго сохранят память о ней.

Публикация подготовлена по материалам ru.sputnik.md и mail.oralhistory.md

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *