Кишинёвское гетто: ад на земле

79 лет назад, 24 июля 1941 года губернатор Бессарабии генерал Войкулеску издал приказ о создании лагерей для евреев из сельской местности, используя их для ремонтных работ. Там же говорилось об образовании Кишинёвского гетто.

Охрану территории осуществляли румынские и немецкие войска. Гетто подчинялось военному командованию Кишинёва, которое возглавляли в 1941 году полковник Думитру Тудосе (18.07 – 1.09.1941), а затем генерал Константин Панаитиу (1.09 – 7.09.1941) и полковник Еуджен Думитреску (7.09 – 15.11.1941).

В своём первом и наиболее известном выступлении перед населением гетто Тудосе сказал: «Жиды, с сегодняшнего дня вы – рабы великой Румынии. Кто не будет выполнять приказы, будет расстрелян…».

Спустя сутки, 25 июля, в 1941 году в Кишинёве развёрзся настоящий ад, содеянный немецкими и румынскими оккупантами, – еврейское гетто.

О месторасположении

Перепись населения 1930 года свидетельствует, что в Кишинёве проживало 50 603 еврея. Однако на момент начала войны точное количество представителей этой древней нации, находившихся в столице Молдовы, неизвестно. Разные источники называют цифры от 60 до 80 тысяч. Тех из них, кто не успел эвакуироваться вместе с советскими войсками и другими мирными жителями, согнали в самые бедные кварталы Кишинёва.

Этот район обнесли дощатым забором с колючей проволокой. Длина ограждения составила 4 км. «Верхней границей» гетто стала улица, ныне носящая название Александру чел Бун (тогда – 27 марта 1918 года), а «нижней» – улица Романэ (в годы оккупации она называлась также), одна из тех, где в 1903 году проходил еврейский погром. Очевидно, что эти кварталы нижнего старого города долгое время были традиционным местом проживания евреев. В гетто было обустроено 2 охраняемых пропускных пункта.

Фашисты активно пропагандировали необходимость создания гетто, делая это в таком ключе, который современному обществу показался бы сущей дикостью.

На территории гетто оставались жить в своих домах около 100 христианских семей. Также там продолжали работать некоторые промышленные объекты. Вход и выход из гетто был возможен только для не-евреев и по спецпропускам.

Из числа содержащихся в гетто евреев по требованию представителей немецких войск или румынского командования формировались бригады для отправки на принудительные работы. Только с данной целью евреи могли покидать гетто, причем исключительно организованными группами под военным конвоем.

О содержании узников

По разным оценкам в гетто изначально оказалось от 9 до 13 тысяч евреев. На 11 августа в гетто было 10 578 человек, затем численность заключённых увеличилась до 11 525 человек за счет переселения евреев из окрестных населённых пунктов. Большая часть узников гетто были крайне бедны и отчасти поэтому решили остаться в городе, а не эвакуироваться вместе с остальными.

Изнутри гетто управлялось советом (юденратом) из 20 человек под руководством Гутманом Ландо. Через совет осуществлялось взаимодействие с военным командованием города. Ландо в 1918 году был членом Сфатул Цэрий. Не сумев предотвратить депортацию узников гетто в Транснистрию, он покончил с собой 21 мая 1942 года.

С начала августа 1941 года для евреев Кишинёва было введено обязательное ношение на одежде жёлтой звезды, что еще больше унижало достоинство этих людей, делая их более удобным объектом для наблюдения со стороны нацистов и их пособников.

Кишинёвские узники были брошены на произвол судьбы. Чтобы не умереть с голоду, им приходилось продавать последнее имущество, которое удалось спасти от разграбления в первые дни захвата города. В гетто разрешена торговля, туда допускали крестьян, чтобы они могли продавать евреям продукты питания. Созданы пекарни, больницы и аптеки.

О злоупотреблениях и саботаже

Сложившаяся ситуация создавала благодатную почву для многих злоупотреблений. В газете Basarabia от 3 ноября 1941 года сообщается о поимке некоего Диомида Дамбруза, бывшего чиновника налогового управления Кишинёва. Дамбруз нелегально проникал на территорию гетто и скупал у евреев золото. При обыске у нарушителя была найдена сумма в 92 000 румынских леев, 250 г золота и разные украшения.

Некоторым состоятельным узникам удавалось покинуть гетто, подкупая охрану. В газете Basarabia, ставшей один из главных печатных органов оккупационных властей, в 1941 году сообщалось об аресте 3 бывших полицейских, И. Рохана, А. Стэнеску и Г. Нямцу, которые, по данным полиции, за большие деньги устраивали побеги евреев из гетто Кишинёва и Черновцов.

Но далеко не всем беглецам удавалось скрыться от властей. Пропагандистская печать с упоением сообщала о поимках.

Сохранились различные свидетельства об отношении оккупантов к представителям еврейской нации – от чудовищно унизительного до вполне гуманного.

В гетто существовало организованное подполье, которое устраивало акты саботажа. Фиксировались также случаи нападения на немецких и румынских захватчиков. Одним из инициаторов подполья был коммунист Б. М. Дейч. Его арестовали и расстреляли.

Об уничтожении евреев

Основное число евреев Бессарабии было уничтожено за Днестром, на территории румынского губернаторства Транснистрии. Но отдельные случаи массовых убийств происходили в Кишинёвском гетто. В издании «Чёрная книга. Факты и документы. Страдания евреев в Румынии при фашистской диктатуре в 1940-1944 годах», сообщается, что 1 августа 1941 года к председателю общины Кишинёвского гетто явился немецкий лейтенант, который потребовал выделить ему для работ 250 мужчин и 200 женщин. Люди были собраны. В назначенный час в сопровождении 3 солдат явился немецкий офицер, который и произвёл отбор, выбирая главным образом представителей интеллигенции и привлекательных женщин. Он ушел с группой из 450 человек. Вечером того же дня из ушедших возвратились 39 пожилых людей, которые заявили, что остальные 411 узников были расстреляны около Вистерничен, и что они специально были посланы обратно, чтобы сообщить об этом случае.

Другой трагический эпизод произошел 7-8 августа 1941 года, когда дорожный инспектор явился в гетто и потребовал для работ на строительстве в Гидигиче 500 мужчин и 25 женщин для приготовления им пищи. Примерно через неделю из них возвратилось только 100 человек, которые стали совсем непригодные для работы, а остальные 425 так и не появились.

Кишинёвские евреи были заперты в гетто несколько тяжёлых месяцев, после чего их депортировали в лагеря за Днестр, где большинство погибло. Имущество, которое они не могли взять с собой, сортировали и складировали. В январе 1942 года в газете Basarabia выходит подробное описание процедуры скупки этих вещей. Предоставлялись даже скидки и отмечались категории населения, которые могли пользоваться правом первого выбора «товара».

По данным переписи румынских властей, в 1942 году в Кишинёве оставалось всего 100 евреев, из них 99 – в гетто. Когда советские войска вошли в город, выживших в гетто осталось всего 6 человек.

О сохранении памяти

Напоминанием о страшном периоде немецко-румынской оккупации в Кишинёве служит монумент, установленный в 1992 году на улице Иерусалимской, то есть на территории бывшего гетто. Его авторы – скульптор Наум Эпельбаум и заслуженный архитектор Молдовы Семён Шойхет.

На улице Оргеевской (Каля Орхеюлуй) в столице РМ стоит другой памятник – 2 сжатые в кулак руки, поднимающиеся из-под земли. Его авторы – команда специалистов во главе со скульптором Аурелом Давидом. Монумент был открыт после реставрации в 2015 году.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *