АРХИТЕКТУРА – ДЕЛО, КОТОРОЕ ЗАНИМАЕТ ТЕБЯ ЦЕЛИКОМ

Одним из самых значительных событий в жизни Еврейской общины РМ в минувшем году стало открытие памятника жертвам Холокоста на территории бывшего Кагульского гетто. В его создании, помимо скульптора Вячеслава Жиглицкого (с ним наши читатели уже знакомы), большую роль сыграл  архитектор Дмитрий КАТЕРЕВ.  Это был первый его опыт сотрудничества с Еврейской общиной, который получил яркое продолжение: архитектору принадлежит проект мемориала в Косоуцком лесу. Памятник возведен, но из-за пандемии коронавируса планировавшееся на конец прошлого года официальное открытие мемориала перенесено на более позднее время. Сегодня наш разговор – с Дмитрием Катеревым.

– Что привело Вас в архитектуру?

– Мои родители – творческие люди, выпускники Института искусств. Мама до сих пор преподает там актерское мастерство, папа в свое время был директором Дома культуры, потом возглавлял издательство.

Наверное, им хотелось пробудить и во мне творческие способности. В девятилетнем возрасте меня отдали учиться в Школу искусств на художественное отделение. Я проучился там четыре года, но особого восторга у меня это не вызывало, потому что параллельно я занимался спортом, играл на гитаре, и это было интереснее, чем рисовать. И всё-таки окончил потом знаменитую Художественную школу имени Щусева, и там уже что-то начало получаться.

Когда пришло время выбирать, что делать дальше, меня очень тянуло к истории. Но папа настаивал на том, что в руках должно быть ремесло. Учитывая полученную художественную подготовку, решено было, что нужно поступать на архитектурный факультет Технического университета.

– Что Вы знали о профессии архитектора? Ведь обычно архитектор – такой «боец невидимого фронта», о котором большинству людей ничего не известно. На слуху имена только отдельных, особо выдающихся персон.

– Поступая в университет, я имел очень общее представление о проектировании. А вкус к профессии по-настоящему почувствовал во время первой практики, когда мы получили задание сделать замеры памятника архитектуры в историческом центре Кишинева и зарисовать фасад здания. После практики я впервые попал в компанию профессиональных архитекторов и стал понимать, что архитектура – многофункциональная  специальность, архитектор должен уметь многим заниматься.

– Что следует понимать под этим «многим»?

– Архитектор может создать комфортные условия для группы специалистов, чтобы  построить что-либо в соответствии с нормативами и эстетическими и функциональными требованиями. В плане строительства зданий, сооружений и проектирования архитектор может всё. Конечно, нужны специалисты смежных профессий, без них здание не будет полноценным, но идеолог, автор концепции того, как будет выглядеть объект, – архитектор.  

– Первый свой объект помните?

– Вообще я начал работать уже со второго курса. Попал в проектную фирму замечательного архитектора Михая Яремчука. Сочетать учебу с работой было непросто, но мне нравилось. Было важно, что удавалось балансировать между теорией и практикой. Ведь мало получать знания, надо что-то и отдавать взамен, а как можно отдавать, если ты не практикуешься? Конечно, первое время я был на подхвате, занимался копированием чертежей. Когда-то у художников были подмастерья, которые точили карандаши. Примерно таким подмастерьем был и я. Потом мне стали поручать самому делать чертежи различных узлов и конструкций. На этом я набивал руку. Так я начал понимать, что такое проектирование в реальности. Это потом очень помогло в учебе. У меня были прекрасные педагоги Нина Константиновна Ямщикова и Владимир Михайлович Гайдаш.

А первым самостоятельным объектом была реконструкция здания типового детского сада под туберкулезную клинику в селе Ворничены. Я выполнил всю проектную документацию от начала до конца, заработал первые серьезные по тем временам деньги  и был очень горд. Потом работал в других проектных организациях, занимался проектированием и промышленных объектов, и малоэтажных жилых домов. А в 2012 году ушел в самостоятельное плавание, создал с коллегой собственную фирму. И вот тут первым большим объектом стал ночной клуб «Sky Bar». Здесь я уже выступал не только как архитектор, но и как менеджер проекта, координировал работу всех специалистов разных профилей. Под моим руководством были в тот момент 60 человек, задача оказалась непростой. Ответственность была велика, но заказчик остался доволен.

– Сколько же всего объектов на Вашем счету? И что больше всего душе?

– Точное количество реализованных с тех пор проектов не назову, но, пожалуй, их не меньше сорока – частные дома, промышленные объекты и т.д. Больше всего нравится заниматься дизайном интерьеров жилья по индивидуальным заказам. Там больше простора для творческого подхода.

– Если говорить об архитектурных стилях, какая эстетика Вам ближе?

– Я люблю лаконичные формы, правильные четкие линии, статичные объемы. Если коротко, модернизм мой любимый стиль.  Фрэнк Ллойд Райт, Ле Корбюзье, Людвиг Мис ван дер Роэ, Оскар Нимейер – это все очень известные архитекторы мирового уровня. Их творчество полностью отражает мое понимание архитектуры. У них я учился очень многому. Но сегодня мир стал таким открытым, что и архитектурные стили тоже смешиваются, какие-либо стили в чистом виде почти не встречаются.  Вообще же мой принцип: если в первые несколько секунд проект вам понравился – это хороший проект, а если ощущения внутренней симпатии нет – с  проектом что-то не так.

– Как началось Ваше сотрудничество с Еврейской общиной?

– Один из застройщиков, который работал с нашей фирмой, сотрудничал с руководством общины и рекомендовал меня как архитектора. И мне предложили принять участие в проектировании памятника жертвам Холокоста в Кагуле. Были разработаны около двадцати вариантов проектов, прежде чем сделали окончательный выбор. Это первый мой объект такого рода, и я прошел здесь хорошую школу. Процесс был мне не знаком, тем интереснее было работать. Приятно было сотрудничать с Вячеславом Жиглицким, он был для меня большим авторитетом и во многом помог. Я очень ему благодарен. Мне не хотелось повторяться и делать то, что делают другие, в русле общей традиции. Рад, что руководство Еврейской общины одобрило именно мое предложение сделать композицию из двух разных материалов, чтобы изображение выглядело, как негатив и позитив.

– Логическим продолжением сотрудничества стала работа над памятником в Косоуцах?

– Там памятник более символичный. Когда мы приехали на объект, я увидел на поляне деревья, которые наклонились под ветром, как на известном рисунке Аурела Давида. И я решил попробовать повторить эту динамику наклона как образ того, что люди страдали и гибли, и все-таки народ выстоял. Идея для меня как для проектировщика была глубже и интереснее, чем в Кагуле, и я уже больше понимал, чего от меня ждут. Именно в ходе работы в Косоуцах мы познакомились с господином Билинкисом. Мемориал уже практически готов, но из-за пандемии пока нельзя провести официальное открытие. Я очень доволен сотрудничеством с руководством Еврейской общины.

– Есть дальнейшие планы?

– Сейчас обсуждаем проект восстановления ограждения старого еврейского кладбища в селе Вадул-Рашков. Всё должно быть сделано из местного материала в стиле бывшего ограждения, часть которого сохранилась. Надеюсь, что удастся продолжить сотрудничество, мне бы этого очень хотелось.   

– А чего бы хотелось архитектору Катереву, что называется, для души?

– Со студенческих лет есть мечта спроектировать свой город. Как Оскар Нимейер, который спроектировал новую столицу Бразилии – город Бразилиа.   

Очень бы хотелось  поучаствовать в реализации такого проекта от А до Я, начиная с градостроительства, планировки городской среды до визуализации различных деталей. Это не должно быть многоэтажное строительство, максимум 5-7 этажей, с отличной инфраструктурой, благоустроенными дворами, достаточным количеством парковок, отлично функционирующим общественным транспортом, с большим количеством зелени. Хочу, чтобы мой замысел осуществился в обозримом будущем. 

Архитектура – это вся моя жизнь, ни в какой другой профессии себя не представляю. Это дело, которое занимает тебя целиком. Мне хочется заниматься своей профессией дальше, хочется расти.

– Желаем Вам успехов и осуществления всех замыслов!

Елена Ройтбурд  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *