«Израиль легко мне дался». Бельчанка Галина Маламант рассказывает о своей жизни до и после отъезда

Галина Маламант рассказала, как пошла в первый класс в Сибири, почему пришлось оставить должность в городском Дворце культуры, чем ей запомнилась работа на Бельцком телевидении и каких успехов удалось добиться в Израиле.

Раннее детство прошло в Сибири

— Я из семьи репрессированных. Родилась в Бельцах, но, когда мне был месяц, нашу семью выслали в Сибирь, в Курганскую область, где мы прожили шесть лет. Там я пошла в первый класс. Школу накануне построил мой папа, он был главным управляющим на хуторе, — вспоминает Галина Маламант.

До этого ученики с хутора, среди которых были брат и старшая сестра Галины, учились в районном центре, куда ходили пешком через лес. Там жили на квартире, а на выходные возвращались домой. Однажды зимой на них напали волки. Брат в том году заканчивал 10-й класс, а сестра 3-й. Тогда отец решил, что сестра не должна одна ходить через лес и нужно строить начальную школу на хуторе для местных детей. Школу построили, из области прислали учительницу.

— В школу тогда принимали строго с семи лет, а мне было шесть. Но все мои подружки были на год-два старше меня, их всех записали в первый класс, а меня нет. Когда я об этом узнала, стала реветь. И учительница сказала: «Ну пусть ходит понарошку. Скоро ей самой надоест». А я уже умела к тому времени и читать, и считать, и писать, так что была в передовых ученицах с первых дней.

Поскольку учеников было не так много, то все дети с 1-го по 4-й класс занимались в одном помещении и с одной учительницей одновременно.

— Школа была не очень далеко от дома, метров 500. Помню, как-то я шла домой с ребятами, но они потом свернули, так как жили в другой стороне, и мне пришлось идти одной. Я стала плакать и отморозила себе нос и уши. На улице тогда было 49 градусов мороза, — вспоминает наша собеседница.

В шесть лет Галина уже читала, писала и считала.

В Молдову семья вернулась в 1955 г., уже после реабилитации. Галина заканчивала первый класс в селе Проскуряны Рышканского района.

— Родители обустраивались в Бельцах, а я первое время жила у родственников в молдавском селе Дуруиторы. Училась в соседнем селе, потому что там была русская школа. Молдавского языка я тогда совсем не знала.

Со второго класса Галина уже училась в Бельцах в школе № 12 (сейчас лицей им. Маяковского). Семья жила в доме возле кинотеатра «Юность», позже его снесли.

— Несмотря на то что я была сибирячкой, в школе я выучила молдавский язык на уровне русского. В четвёртом классе нам язык преподавала заслуженная учительница, защитница Сталинграда Анна Матвеевна Кармалицкая. Она сама его не знала. Учила его вместе с нами, на один урок раньше. В старших классах уже были другие учителя. Летом я уезжала в деревню, где общалась со своими молдавскими друзьями. И к окончанию школы я уже знала язык.

В 8-м классе, когда 12-ю школу перевели с Пэмынтен в новое здание на 6-й квартал, Галина перешла учиться в школу № 16 (сейчас лицей им. Кантемира).

Пригласили работать на городском радио

Галина Маламант училась в Бельцком педагогическом институте на филологическом отделении.

Уже на третьем курсе ей дали часы преподавателя: сначала на факультете общественных профессий, а потом на факультете дошкольного воспитания доверили вести предмет «Выразительное чтение». Это получилось, потому что она уже работала диктором на бельцком радио.

— Многое у меня в жизни получалось случайно, так было и с работой на радио. Был у нас в городе такой известный поэт Владимир Марфин, работал замдиректора Дворца культуры. Он открыл при горкоме комсомола литературное объединение. Как-то он встретил меня и пригласил туда. Я говорю, у меня всего-то в заначке три стишка. А он: «Вот видишь! Что-то есть. Приходи, а дальше будет видно». Я пошла на это объединение и застряла там. Владимир хорошо вёл наши заседания, много нам давал, объяснял, было очень интересно. И я начала писать стихи.

Через некоторое время Владимир Марфин попросил Галину отправиться в Кишинёв на республиканский конкурс чтецов. Это было лето, и тех, кто участвовал в городском конкурсе, не было в Бельцах, разъехались кто куда.

— Говорит: «Мне надо послать людей на конкурс, а я не знаю, что делать. Выручай, старуха!» Это у него было такое любимое обращение — «старуха». Поехала я на этот конкурс, прочитала свои стихи и заняла первое место в республике. И коль скоро я такой великий чтец, меня пригласили быть диктором на радио. Там я проработала пять лет.

1973 г. Свадьба.

Работа во Дворце культуры и скандальный уход

— Я перешла на работу во Дворец культуры и, можно сказать, росла по карьерной лестнице: сначала была методистом, худруком, потом замдиректора по культмассовой работе.

Вторая половина 80-х. В праздничном мероприятии, посвященном Дню Победы, принимали участие освободители города: трижды Герой Советского Союза Иван Никитович Кожедуб (второй слева). В центре — Герой Советского Союза Борис Макеев, чей танк в марте 1944-го первым ворвался в Бельцы. С микрофоном — Герой Советского Союза Игорь Емельянович Середа. Ведущие — Иван Остафейчук и Галина Маламант.

— Затем пришла эпоха национального языка, а у нас три основные должности во Дворце культуры занимали русскоязычные: я, Валерий Гидульянов и Людмила Мосягина. Но я единственная знала молдавский язык. Его уже тогда стали называть румынским.

Это был 1990-й год. Галину вызвали в отдел культуры горисполкома и сообщили, что одного из двоих её коллег сократят и она должна сама выбрать, кто это будет. А со временем сократят и второго, так как нужны люди, владеющие румынским языком.

— Меня попросили сохранить этот разговор в тайне, но на следующий день дать ответ. Пока я шла из горисполкома во Дворец культуры, у меня был миллион мыслей в голове. Ведь мы были не просто коллегами, а друзьями. Я решила, что обязана всех предупредить, что их ждёт в итоге. Великого слова хранить тайну я не давала. Но Валера мне не поверил, сказал, что такого просто быть не может.

Галина никакого решения не приняла. Через какое-то время завотделом культуры сама пришла во Дворец культуры.

— Она вызвала нас троих в кабинет директора и сообщила всем то, что ранее сказала мне. Валера встал и вышел из кабинета. Вернулся с заявлением об уходе. Мы с Людмилой тоже написали такие заявления. То есть уволились одновременно втроём. Нам казалось, что на нас держалась культура не только Дворца, но и всего города. Людмила была режиссёром мероприятий, я сценаристом и ведущим, Валера тоже был ведущим и как худрук во многом помогал. То есть увольняются одновременно три главных человека. Поэтому была какая-то тайная мысль, что нас попробуют отговорить, но нам велели отработать положенные перед увольнением две недели и всё, — вспоминает Галина.

Лев и Галина Маламант. 80-е гг.

Телевидение одно, затем другое

В это время наша собеседница встретила на улице известного бельцкого бизнесмена Александра Кишерина, у которого была часть акций Бельцкого телевидения. Он поинтересовался её делами и услышал историю про увольнение. Тогда он предложил работу на телевидении, там как раз был нужен сотрудник.

— Я ответила, что для полноценной работы мне нужен режиссёр и художественный руководитель. Он говорит: «Беру всех». И мы уже на следующий день после ухода из Дворца приступили к работе на телевидении. Мы очень полюбили эту работу. Учились, что называется, на собственном опыте.

Галина вспоминает, что самой рейтинговой в то время была программа «Во саду ли, в огороде». Она выходили в четверг вечером, чтобы на выходные дачники знали, чем заниматься на своих «фазендах». Главным ведущим передачи был член-корреспондент Академии наук Молдовы Михаил Вронских.

Также популярны были программы «Узы Гименея» и «Имя твоё».

— В передаче «Имя твоё» мы выбирали какое-то одно имя: Николай, Олег, Аурел и т. д., рассказывали о нём и приглашали известных людей с этим именем в студию. Герои говорили о себе. К каждой передаче я писала стихи об этом имени, а наши ребята-музыканты сочиняли на них музыку. Так что на каждой передаче была премьера песни.

90-е гг.

А потом, по словам Галины, в руководство телевидения пришла дама, которая «всю работу разрушила».

— Работать стало неприятно. Не хочу называть её имя, но эта дама делала всё, что может сделать человек с самым отвратительным характером: сталкивала людей лбами, ссорила, говорила гадости. Одних заставляла следить за другими. Она уволила Людмилу Мосягину. Со мной тоже поступила нехорошо, но не хочу даже рассказывать об этом.

Кроме прочих неприятностей в тот момент, Галине пришлось бросить аспирантуру в Академии музыки, театра и изобразительных искусств.

— Когда я работала во Дворце культуры, то училась заочно в Академии искусств (тогда это был институт) на методиста массовых мероприятий. Преподаватель нам говорил: «Молдавские методисты — лучшие в мире, потому что больше нигде такого факультета нет». Учиться было очень интересно. По окончании меня пригласили в аспирантуру. Я сдала кандидатский минимум. Но тут пошло новое веяние, и надо было сдавать дополнительный экзамен — информатику. Информатика мне тогда даже во сне не снилась. Когда я училась в институте искусств, нам устройство компьютера рисовали мелом на доске. А тут экзамен нужно было сдавать.

Чтобы готовиться к этому экзамену, необходимо было два раза в неделю отлучаться в Кишинёв. Галина к тому времени уже работала на телевидении. Руководительница была категорически против такой учёбы и грозила увольнением. Аспирантуру пришлось оставить.

— Я жалею об этом. У меня и тема диссертации была почти готова, — говорит Галина.

К тому времени в Бельцах появилась ещё одна телерадиокомпания «Blue Star», учредителем которой был Сергей Чеботарь. Он пригласил Галину работать на ТВ-6.

— Я перешла туда с лёгкостью. Мы базировались во Дворе культуры. Там у нас была своя студия, где проводились съёмки. Сергей был прекрасным руководителем. Он просто золото, а не человек. С ним было очень легко и приятно работать. Он не командовал, не довлел, советовался. Мы стали друзьями. И когда мы с мужем уезжали в Израиль, он поехал нас провожать аж до самого Кишинёва. Уже позже мы были у Сергея в гостях в Англии. Нас принимали как английских королей.

Жизнь в Израиле сложилась

В Израиль Галина Маламант уехала в ноябре 1999 г. Перед этим туда переселилась её дочь Инесса со своей семьёй, и находиться на большом расстоянии друг от друга было сложно.

— Я очень боялась уезжать. Все пугали, что придётся работать уборщицей в домах богатых евреев. Помню, одной из моих последних работ на телевидении была передача с бельцким астрологом Еленой Волгиной, которая, в том числе, делала гороскопы для «СП». После передачи она меня спрашивает: «А вы хотите знать свой прогноз перед отъездом?» Я ответила, что, конечно, хочу. Она написала, что у меня будет жизнь связана с цветами. Я тогда так расстроилась, так как хотела работать только по специальности, быть журналистом. Потом я про этот прогноз забыла.

В 2000 г. Галину уже взяли на работу в газету «Новости недели».

— По прибытии в Израиль я стала искать, в какой бы русской газете мне пристроиться. Покупала все газеты на русском языке, которые у нас продавались. И стала пописывать на разные темы. В одну газету про одно, в другую — про другое, в третью — про третье. Я написала один материал в «Новости недели», связанный с криминалом. И главный редактор мне сказал, что если я напишу ещё пять материалов на эту тему, то он меня возьмёт в штат. Криминал — это совсем не моя тема, но работать по специальности я же хотела. И написала. Редактор сдержал слово, и так, опять случайно, я стала журналистом-криминалистом.

В 2005 г. Галина была признана журналистом года в Израиле. На основе своих криминальных очерков в 2008 г. издала книгу «Тюремный роман».

С Михаилом Жванецким.

Кроме того, Галина выпустила книги «Собственной персоной» и «Наедине со всеми», в которых были опубликованы её интервью с известными людьми: режиссёром Виктором Мережко, музыкантом Андреем Макаревичем, композитором Владимиром Шаинским, режиссёром Романом Виктюком и многими другими.

С Романом Виктюком.

Также у Галины Маламант в Израиле вышла книга лирики «Неисчезающее эхо».

Наша собеседница является членом Союза писателей Израиля. В 2019 г. получила приз имени Риммы Казаковой за лучшее стихотворение о любви на международном фестивале русской поэзии в Лондоне «Пушкин в Британии».

В Лондоне на международном конкурсе русской поэзии.

— Сейчас я фрилансер. Когда началась «корона», нас всех сократили. Но я публикуюсь на разных сайтах. Скажу, что Израиль легко мне дался. Никаких особых трудов влиться сюда не стоило. Я писала, то есть делала то, что и раньше. И меня признали.

Наша собеседница рассказала, что неожиданно сбылся прогноз астролога, который та дала накануне отъезда в Израиль. Галина ведёт блог и много пишет о природе Израиля.

— Действительно, я сейчас очень полюбила природу, особенно дикую. Я теперь не только любуюсь цветами и растениями, а знаю, как они называются, в чём их особенность. Также увлеклась птицами.

Сейчас Галина увлекается природой Израиля.

Молдавская кухня осталась главной

—Мы живём с дочерью в пяти минутах ходьбы друг от друга в городе Ришон-ле-Цион. Видимся постоянно по пятницам. То мамалыгу сварим, то голубцы приготовим, то мититеи. Молдавская кухня в нашей семье осталась главенствующей.

Галина ни разу не была в Бельцах с тех пор, как уехала. Признаётся, что единственное, почему бы она хотела приехать, — для того, чтобы навестить могилы родителей.

— С теми, с кем я дружу, я и так общаюсь и вижусь. В наш век это просто: по «скайпу», по телефону, как угодно. Мы обмениваемся информацией. Я всё знаю о них, они всё знают обо мне. Мы на связи, — рассказала Галина Маламант.

Наталья Петрусевич
Фото из личного архива

Источник: https://esp.md/ru/podrobnosti/2021/03/30/izrail-legko-mne-dalsya-belchanka-galina-malamant-rasskazyvaet-o-svoey-zhizni?fbclid=IwAR14PmFCfkVjkWwaPzBEumxtVwp_CzCK5i4XbY7olGFt70IbI5nnbVBgNRA

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *