«Я – еврейский музыкант»

В эти дни в Израиле и многих еврейских общинах всего мира проходит неделя памяти жертв Холокоста. Среди этих мероприятий и концерты Венского еврейского хора в США. Этот коллектив успешно возглавляет уроженец Бельц Роман Гринберг. Вот что рассказывают его коллеги о своём знаменитом хоре Центральной венской синагоги: 

«Мы используем музыку, чтобы строить мосты между разными культурами. И в нашем сообществе, разнообразном во всех отношениях, мы также живем по принципу межкультурного взаимопонимания. Венский еврейский хор на самом деле является хором народной песни: мы вдыхаем новую жизнь в те песни, которые передавались из поколения в поколение и почти исчезли вместе с европейским еврейством, на сцене и с компакт-дисками и DVD-дисками, тем самым демонстрируя, что еврейская музыка снова имеет прочную основу и своё место в сегодняшней богатой австрийской культурной сцене. 

После поездок в такое количество городов с меньшим или большим еврейским населением хор, наконец, нацелен на Нью-Йорк, где началось возрождение клезмеров и где добились успеха многие еврейские композиторы, певцы и исполнители. На неделю Йом ха-Шоа Венский еврейский хор под руководством Романа Гринберга запланировал четыре концерта под названием «Мир лейбн эйбик» на Манхэттене, в графстве Вестчестер и на Лонг-Айленде. Мы приезжаем в Нью-Йорк с репертуаром памяти, надежды и мира. Песни на идише, иврите и ладино. Связь с местными раввинами и канторами и выступления с ними создадут новые музыкальные связи».

Теперь – о нашем земляке Романе Ихилевиче Гринберге, родившемся в 1962-м в Бельцах в семье профессионального музыканта-аккордеониста и учительницы музыки. В 1967–1972 годах обучался игре на фортепиано в детской музыкальной школе родного города. С 1972-го – в Израиле, с 1975-го – в Австрии. Учился в Венской консерватории по классу фортепиано, вокала и кларнета. С 1981-го – аккордеонист группы Geduldig & Thiman (Мюнхен), в 1982-му организовал группу «Фрейлех» (Frejlech), которая выпустила первый альбом «Фрейлех зол зайн» в 1991-м.

Участвовал в различных эстрадных проектах еврейском музыки, с проектом «Anonyme Jüdische Mütter» записал альбом «Ой, фрейлех из мир» (2001). С 2002-го – музыкальный руководитель и дирижёр Венского еврейского хора, с которым записал альбом «15 Jahre Wiener Juedischer Chor» (2004). 

Роман Гринберг

Роман Гринберг – пианист, певец, дирижер, руководитель Венского хора и обладатель премии «Золотая ханукия» Берлинского фестиваля. Человек, создавший свой первый ансамбль в 19 лет, проехавший с тех пор полмира, говорящий на идише, русском, немецком и английском.  Квартет под управлением Романа Гринберга с восторгом принимали в концертном зале поселка Теплоозерска и на гала-концерте в областном центре  во время XI Международного фестиваля еврейской культуры и искусства в Биробиджане. Вот что тогда Роман рассказал о своих корнях и городе своего детства  в интервью «Биробиджанер штерн» (в сокращении). 

–Моя мама была учительницей музыки, папа – клезмером, он играл на аккордеоне и пел на еврейских свадьбах. Я, еще будучи ребенком, столкнулся впервые с еврейской музыкой, с песнями на идише – ансамбль моего папы собирался на репетиции в нашем доме. Родители вообще довольно много говорили на идише, мы, дети, выросли, слушая этот язык.

– То есть идиш для вас родной?

— Да, бессарабский идиш. Когда я профессионально стал заниматься музыкой и театральными постановками, начал много читать, освоил и польский диалект, и литовский, и так называемый литературный идиш. Он, конечно, отличается от того языка, на котором говорили у нас дома, того, что называется мамэ-лошн… Когда я был еще ребенком, родители решили эмигрировать. Мы прожили три года в Израиле, а потом уехали в Австрию… В Вене я начал заниматься в консерватории по классу фортепиано, потом вокалом на джазовом отделении, выучил еще множество инструментов – кларнет, саксофон, гитару, барабаны – все понемножку. Мне было очень интересно, как они работают, что с ними можно сделать, какой звук извлечь.

– С кем вы все эти годы разговаривали на русском? 

– К сожалению, на русском я говорю редко. Родители ушли рано и мне не с кем было вести беседы… Уже когда стал взрослым, лет в двадцать пять, понял, что забываю язык. В Вене тогда был магазин советской книги. Я пошел туда и купил всё, что было из классиков: Пушкина, Крылова, Достоевского и Толстого. Стал читать, много-много читать. А когда впервые попал в Россию, тридцать лет спустя после того, как уехал,  мне пришлось разговаривать по-русски, и  все вспомнилось. Но и идиш у меня пропадал, я долгое время пел джаз в Америке. Еврейская музыка – это то, к чему я вернулся после смерти отца. Вдруг понял, что мне не хватает корней. Стал искать песни на идише, которые слушал дома, осознал – это именно то, что я хочу петь. Начал много читать на идише и восстановил этот язык, мне даже кажется, что с тех пор он у меня стал богаче.

– А где вы взяли тексты песен? Помнили их из детства?

–Что-то помнил, но было много записей  и на кассетах моего папы. И еще лет пять тому назад я столкнулся с одним очень интересным случаем: меня, как эксперта по идишу, пригласили в Венский университет на лекцию об умирающих языках…

– И рассказали об идише? Он вечно умирает.

– (улыбается) Да, вечно. На дискуссии я спросил у американского профессора, что он подразумевает, говоря «умирающий язык». Он привел пример индейского племени, состоящего из одного человека, и вот когда этот носитель древнего наречия скончается, никто на свете на этом языке говорить больше не будет.  «А как же тогда вы могли на лекции сказать, что идиш — умирающий язык, если по всему миру на нем говорят пятьсот тысяч человек и еще пара миллионов этот язык понимает?» – спросил я. В ответ услышал интересный аргумент: даже если допустить, что этот язык не умирающий, он обречен, потому что не возобновляется культура — все читают старые книги, поют старые песни. И вот на следующий день я начал писать стихи и песни на идише. Я готов делать всё, что в моих силах, для того, чтобы этот язык не умер. Сколько буду жить, сколько во мне будет энергии и сил, столько я буду петь на идише. Понятие «служить музыке» от меня очень далеко, но у меня есть миссия. Дело не в том, дирижер я, пианист или кто-то еще… Я – еврейский музыкант.

…Помню, еще в Бельцах папа однажды взял меня с собой в гости, и вот, когда стало темно, мы вдруг вышли во двор,  а хозяин дома открыл сарайчик и оттуда достал мацу. И для меня это было чудо! Папа купил ее на Песах, а тогда, в советские времена, всё запрещалось… Но давайте не будем о грустном.

–Тогда – о хорошем: в 2009 году вы выиграли «Золотую ханукию» на фестивале в Берлине. Это же очень престижный приз?

– Кстати, конкурс еврейской песни в Берлине, как и биробиджанский фестиваль, вёл Ян Левинзон. Я тогда именно для участия в этом конкурсе создал ансамбль. В итоге мы  выиграли сразу три приза: главный, приз публики и приз русского общества в Берлине… Сейчас у меня восемь или десять проектов. Я больше ничего не делаю – только музыка, часов по шестнадцать в день.

В хоре у меня пятьдесят человек. Знаете, я принимаю людей по вступительным экзаменам: сначала по музыкальной части, а потом с каждым – собеседование, которое начинается с вопроса «Почему вы хотите петь именно в моем хоре?». И если человек отвечает, что у нас репетиция по вторникам, а он как раз в это время свободен, я его не принимаю. А вот если говорит, что тридцать лет слушает еврейскую музыку и никак не осмеливался  прийти, тогда беру, конечно, — еврей он или нет не играет никакой роли… У меня поют люди из четырнадцати стран: из Индии, Пакистана, есть даже курд из Ирака… В общем, те, кто говорят: «Я хочу петь песни на идише». Таким я отвечаю: «Добро пожаловать в мой хор».

Как недавно писало молдавское информагентство ИНФОТАГ, музыкант Роман Гринберг удостоен почетного звания «Профессор» за многолетнюю службу в области культуры. Об этом сообщило посольство Австрии в Молдове, отметив, что церемония его награждения стала хорошей прелюдией к 30-летию отношений между двумя государствами. Роман Гринберг, который в этом году празднует 60-летний юбилей, является композитором, аранжировщиком, певцом, актером, пианистом и режиссером, а также руководит Венским еврейским хором и Венским фестивалем культуры идиш.

Подготовил корр. «НГ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *